Продолжение истории московской школы, которая за последние полтора года расторгла 9 государственных контрактов. Десятый госконтракт, заключенный на уборку территории, расторгнут в одностороннем порядке.

 В такой ситуации по закону обязанность заказчика обратиться в ФАС, чтобы тот решил судьбу подрядчика. А именно, помещать его в реестр недобросовестных подрядчиков на 2 года или нет. Состоялось заседание ФАСа, где было принято решение, не помещать подрядчика в этот список. Однако, по мнению ФАС подрядчик не обладает презумпцией невиновности и он должен доказывать свою добросовестность ФАС.

 Перед началом заседания госзаказчик предпринял попытку умолчать о некоторых событиях пути расторжения контракта. Отметив лишь то, что единственное, что сделал подрядчик, это то, что приостановил работу. Контрактная управляющая оказалась не такой напористой, как юрист школы, и быстро отказалась от претензий к заказчику. В ответе заказчик все же вспомнил, что подрядчик утверждал, что не было никаких нарушений, направил 58 фотографий, запечатлевших отсутствие недостатков, и просил госзаказчика возобновить исполнение контракта

 Госзаказчик расторг контракт одним днем, не дав подрядчику положенных 10 дней на исправление явных или мнимых недостатков для возобновления действия контракта. Письменное подтверждение заключалось в том, что когда подрядчик направил госзаказчику письмо с просьбой возобновить контракт, т.к. на объекте нет никаких проблем, и приложил 58 фотографий, то заказчик спустя время ответил, что он этого делать не обязан, поскольку подрядчик недобросовестно выполняет работы уже не в первый раз. Казалось, что это делает позицию подрядчика очень сильной, поскольку заказчик неправильно трактовала закон, который гласит, что контракт можно разрывать одним днем, только если раньше он уже расторгался. Заказчик же разглядел в законе, что если ему удалось зафиксировать 2 любых нарушения, этого уже достаточно, чтобы прекратить все отношения с подрядчиком одномоментно.

 По мнению ФАС, заказчику достаточно указать в своем акте, что есть мусор и это достаточное доказательство его наличия, не смотря на то, что подрядчик письменно не согласился с мнением школы. Но зачем гадать, был мусор или нет? Заказчик принес кипу своих фотографий. Задача ФАСа разобраться в том, действительно ли объект плохо убирался, так ли виноват подрядчик, как утверждает школа. По мнению юриста школы, достаточно актов, которые направлены подрядчику, а фото смотреть не надо.

 Половина клининговых компаний в Москве 2016-2017 г.г.в реестр недобросовестных поставщиков попали именно из-за департамента образования, который и прислал этого юриста. Потом ФАСу демонстрировали фотографии, чтобы он сам убедился, убирались объекты или нет. Заказчик сделал вид, что первый раз видит эти фото. Также было предложено посмотреть на фотографии, предоставленные заказчиком.

 ФАС назвал пункт контракта, который был нарушен.

 Что же теперь заказчику нужно все свое время тратить на тщательное фиксирование недостатков, показывать их динамику, отсутствие подвижек, снимать все на видео? Да, по крайней мер, до тех пор, пока ответственность подрядчика и заказчика не равна. Штрафы за ненадлежащее исполнение по контракту у заказчика в два раза меньше, чем у подрядчика. А неудачная попытка занести подрядчика в реестр ни чем заказчику не грозит. Если заказчик захотел оставить без денег и возможности их зарабатывать в госзаказе в течение двух лет победителя аукциона, то он должен сильно потрудиться, чтобы обосновать свою позицию.

 Допустим, заказчик не расторгал контракта одним днем, допустим наличие недостатков, но ведь во время того самого комиссионного осмотра, на основании которого была написана статья «Казнить нельзя помиловать или беспредел госзаказчика», выяснилось, что все вопросы заказчика по качеству уборки были сняты и сам председатель комиссии заказчика подтверждал, что теперь ничто не мешает возобновить сам контракт.

 ФАС признал, что подрядчик не может быть включен в реестр недобросовестных подрядчиков. ФАС учел, что заказчик оставил без ответа просьбу о возобновлении действия контракта. Вероятно, это и было причиной, по которой подрядчика не внесли в реестр.

О презумпции виновности

 Еще в 2015 году московский ФАС внес в реестр недобросовестных поставщиков подрядчика, который должен был построить для Минздрава котельную. Подрядчик обжаловал решение антимонопольного комитета. ФАСу удалось выиграть в суде первой инстанции, однако, в апелляционном суде победил подрядчик. По идее, должна была установиться определенная практика о принятии решений по аналогичным делам. ФАС, конечно, может сказать, что у нас право не прецедентное, однако, такая практика принятия решений у них вполне в ходу. В решении апелляционного суда было обращено внимание на 104 статью 44 ФЗ, где говорится, что ФАС проверяет факты, доказывающие недобросовестность подрядчика, а не наоборот. Дальше суд говорит, что московский ФАС ограничился лишь установлением формальных оснований и лишь проверили соблюдение заказчиком последовательности при претензионной работе. Вот почему юрист департамента образования так акцентировал внимание на соблюдении школой алгоритма действий перед расторжением.

 Московскому ФАСу достаточно соблюдения претензионного порядка заказчиком, чтобы включить организацию в реестр недобросовестных заказчиков. Никакие решения судов не подвинули ФАС с этой позиции. Сколько компаний попали в этот реестр только из-за того, что такие учреждения как департамент образования выучили правильную последовательность. В том прецеденте подрядчик на заседании ФАС точно так же представлял ответы на письма госзаказчика, указывал на объективные обстоятельства дела, которые ФАС игнорировал, как и в случае со школой. Суд акцентирует вниманием, ФАСом не проверялась информация, свидетельствующая о недобросовестности подрядчика. Обязанность госзаказчика доказать вину подрядчика, а не наоборот. Существует широкая судебная практика по приобщению к делу видео без даты и времени, которые без труда можно найти в интернете. ФАС должен либо поменять свой подход, либо свою миссию. Иначе лозунги про защиту предпринимательства выглядят несколько цинично.